О том, как нанимать IT-специалистов

В 6nomads мы помогаем ИТ-талантам устраиваться на удалённую работу в лучшие компании в России и за рубежом, подбираем интересные для их профессионального роста проекты. Решили запустить цикл интервью с руководителями компаний о найме и управлении распределёнными командами, за которыми, мы уверены, будущее.

Первое интервью с СТО Scentbird Андреем Ребровым «Переехать из Москвы в Нью-Йорк, чтобы разливать духи, и ни разу не пожалеть» — об успешном опыте построения распределенной команды. Противоположная точка зрения — в интервью с HR-директором Aviasales Полиной Гаврой. На этот раз мы поговорили с сооснователем Хантфлоу Михаилом Танским о его продукте, распределенной команде и дизайнерских вызовах вселенной.

На твоем сайте встречает надпись: «Проектирую и запускаю большие интернет-сервисы». Значит, размер имеет значение?

Нет, размер не имеет значения. Большие сложные сервисы — это скорее специализация. Дизайнеру, который делал приложения для доставки воды, нельзя доверить Яндекс или HeadHunter. Если ты делаешь маленькую локальную штуку, то вручаешь ее пользователю, и всё. А в сложных сервисах никогда не оттестируешь заранее всю комбинаторику всех ситуаций.
Например, в сервисе для бухгалтерии никогда не поймешь, как твои изменения коснутся, допустим, бухгалтера, ведущего фирму индивидуального предпринимателя, сотрудница которого во втором декрете. А таких ситуаций миллиард. Оттестировать это невозможно. Поэтому в голове нужно держать гигантскую архитектуру всего сервиса и продумывать все пограничные случаи.

Как раз у меня такая специализация — я могу делать большие интернет-сервисы и занимаюсь этим с 2007 года.

Mail.ru, HeadHunter, Актион, теперь Хантфлоу — расскажи, чем ты занимался до, между или кроме этого?

Зарабатывать дизайном я начал в 2002, когда ушел со второго курса университета. То есть высшее образование не получил. Хантфлоу — мой диплом.

Хотя 2,5 года учебы мне помогли: основы матанализа пригождаются в проектировании и комбинаторике. В общем, я ушел в дизайн, делал сайты, фрилансил, зарабатывал деньги. Потом решил, что хочу работать в компании. Поработал в двух диджитал-агентствах, занимался корпоративными сайтами ВТБ, МТС, Мегафон и др.

Но у меня был внутренний конфликт. Дело в том, что у меня вообще нет фантазии, то есть кернинг, интерлиньяж, композиция — тут все понятно, а вот придумать, что должно быть изображено на сайте банка, в какой гамме и по какой причине — это я не могу совсем. А в агентстве основная задача дизайнера предлагать креативные концепции. Мне это жутко не нравилось, ничего не получалось, я не умел и не умею рисовать (ни в цифре, никак), а этого все ожидали.

В 2005-2006 в России никто не занимался интерфейсами, словосочетание UX появилось в 2010. А вот Рома Воронежский в Студии Лебедева делал интерфейсы для Яндекса и писал на сайт narisoval.ru. Тогда я узнал об интерфейсах, где не нужно придумывать никакие креативные концепции! Понятно, что нужно уметь оформить, выделить нужное, учесть штуки про контраст, цвет, форму и управление вниманием, но это другое.

Я решил, что это дико круто, это то, чем я хочу заниматься, потому что так устроен мой мозг. С тех пор я и увлёкся конструированием пользовательского взаимодействия. Мне это дико нравится до сих пор. А недавно вот получил патент. Теперь интерфейс Хантфлоу запатентован — мы доказали, что он уникальный.

В 2007 году меня позвали в mail.ru. Там я отработал 2 года. Потом ушёл в HeadHunter, как раз был период большого ребрендинга, нужно было полностью перерисовывать сайт стилистически, а потом и интерфейсы. В НН был крутой ИТ-отдел, команда разработки, и мы вместе за 2,5 месяца перефигачили весь сайт. Потом я занимался запуском, перезапуском внутренних сервисов: создания резюме, поиска вакансий и т. п.

После перешел работать в Актион, где делал самое сложное, что можно себе представить в интерфейсах, — онлайн сервис ведения бухгалтерского учета. И вот попробовал сделать свой сервис — Хантфлоу. Людям оказалось это нужно. Однажды мы смогли начать платить себе зарплату, а теперь нас 33 человека.

презентация Хантфлоу «Большой рекрутинг»

Ты рассказывал, что идея Хантфлоу родилась, когда тебе пришлось отвечать за наём дизайнеров на проект, а Excel оказался для этого, мягко говоря, непригодным. То есть у идеи были максимально «естественные роды», а как нашли деньги на запуск?

Какие деньги? Сами все по ночам делали. Нас два сооснователя: я про дизайн и продукт, а про техническую часть — Виталий Глибин. У нас были дети, ипотека, а мы со своих зарплат выделяли на проект: на рекламу, аренду серваков и всё такое. Сами все сделали с нуля, нашли клиентов.

В ИТ-мире круто как раз то, что ты сам можешь взять и всё сделать, тебе не нужен никто. Потому какие деньги? На что? Деньги нужны бездарям!

Ну, с деньгами было бы сильно проще, но у нас была мотивация — независимость: делать то, что хочется, как хочется, не отчитываться ни перед кем, иметь право не ходить в офис. Хотя в нашем офисе я сделал бар, и теперь сюда хочется приходить.

Расскажи о команде Хантфлоу.

У нас распределенная команда. Половина живет не в Москве: Казань, Питер, Новосибирск, Нижний Новгород, Астрахань, Челябинск, Екатеринбург, Подмосковье. Из тех, кто живет в Москве, в офис ходят только сейлзы, аккаунт-менеджер, скоро будет офис-менеджер, потому что их должности подразумевают присутствие в офисе. Есть те, кто хочет ходить в офис. Помимо меня каждый день приходят руководитель проектов и наш диджитал-маркетолог. Им просто комфортнее работать не из дома.

Распределенная команда — все еще очень непопулярная в России штука. Почему вы приняли решение нанимать удаленных сотрудников?

У нас всё очень органично: мы сами терпеть не можем обязаловку ходить в офис. Я еще в Актионе почти сразу договорился с моим руководителем, генеральным директором холдинга, о том, чтобы в офис не ходить. Я появлялся тогда, когда мне это казалось полезным, нужным, при этом был на связи, работа делалась, все были довольны.

Теперь я в офис чаще прихожу, чем нет, потому что я генеральный директор, мне документы подписывать нужно, в обсуждениях участвовать. Ну и в целом мне нужен офис, не всегда могу продуктивно работать из дома, в кафе тоже неудобно, если надо созвониться по работе. Но о графике с 9 до 18 речи нет.

У распределенной команды много преимуществ, но компании часто видят только одно — экономия. Как с этим у вас?

Удаленная команда — это не про экономию. Понятно, что меньше тратишь на офис, потому что не нужны площадь и рабочие места для всей команды. Но экономии относительно зарплат — нет. Все зарплаты у нас рыночные: есть представление о зарплате специалиста, и нам неважно в Челябинске он живет или в Москве.

Выбирая удаленную команду, ты получаешь доступ ко всем специалистам вообще — это главное преимущество. Какая разница, где находится человек, если он классный. Так гораздо легче нанимать.

Вакансия дизайнера меньше чем за 3,5 месяца на моей памяти не закрывалась ни разу! Если программистов каждый год тысячами выпускают технические вузы, из них 10% адекватные, 10% из этих 10% можно нанять на работу, то дизайнеров не выпускает никто, их всего в стране 400, и 150 из них работают в Яндексе — вот и весь рынок!

В чем залог успеха работы с распределенной командой?

Залог хорошей работы с удаленными сотрудниками — абсолютная смелость увольнять на пятый день. Если понимаешь, что не идет — прощайся.

Разумеется, речь не о ситуации, когда сотрудник чего-то не понимает, спрашивает, обращается за помощью, пробует — это классно. У меня нет ожиданий, что человек сразу въедет во что-то сложное: у Хантфлоу 150 функций, миллион строк кода. Но если сотрудник ничего не делает — его нужно как можно скорее уволить. У нас остаются только те, кому по какой-то внутренней причине это интересно, которым почему-то это надо.

Как вы находите и отбираете специалистов на удаленку? Обозначились у них отличительные особенности?

Большая проблема найти. Рецепта нет. Дизайнеров всегда нанимал через фейсбук, а технических сотрудников — через кадровое агентство. У нас нет внутреннего рекрутинга, поэтому мы находим сотрудников через агентство и соцсети.

Мы нанимаем сильных, потому что если человек требует контроля, то с высокой долей вероятности мы очень быстро от него откажемся. А вот спрашивать, созваниваться, предлагать улучшения — только приветствуется. Кто угодно в Хантфлоу может прийти и сказать мне, как надо делать интерфейсы. Если ты считаешь, что прав — доказывай.

Последний пример: мы нарисовали интерфейс поиска, передали в разработку, программист заявил, что это полный кошмар. Ну я и сказал: «Иди нарисуй, будет лучше — сделаем!» Проходит два часа после созвона, он нарисовал на бумажке, как, по его мнению, должно быть. Я согласился, что так круче, и мы будем реализовывать его вариант!

С «исполнителями тасков» так не работает, потому они нам не нужны. Нам нужны те, кого прёт, кто будет придумывать вместе с нами. Если нанимать людей, которых надо контролировать, то ничего из этого не выйдет — только паранойя.

Стендапы, планерки, обсуждения, ретроспектива — все это есть, но процедурами не вытянуть людей, которые не работают, пока их не пнёшь.
Я для себя сформулировал так: Хантфлоу нужен для того, чтобы делать крутые штуки с крутыми чуваками. Меня это и заряжает каждый день.

презентация Хантфлоу «Большой рекрутинг»

Найти хороших IT-специалистов трудно, но важно еще удержать их в компании. Чем привлекаете?

Мы не привлекаем плюшками. Я убежден, сильных специалистов можно привлечь только тремя вещами:

  • Отсутствием тупых людей рядом: вокруг только крутые и с ними интересно — в конце концов, с коллегами мы проводим по 8 часов в день.
  • Сложными задачами: мы предлагаем огромное количество задач и ответственности.
  • Классным продуктом: иначе быстро теряешь мотивацию и интерес. Вера в продукт решает, а когда она подкрепляется количеством клиентов — Хантфлоу пользуются 6000 рекрутеров и 400 федеральных компаний каждый день — совсем здорово.

Если кандидату нужны печеньки, PlayStation, сверхзарплата — нам не по пути.

Сложились у вас традиции компании? Собираете всю команду очно?

Два раза в год 17 апреля в день рождения Хантфлоу и в ноябре собираем всех в Москве, арендуем бар, гостиницу, лазертаг. Все приезжают, и три дня мы вместе тусим.

После запуска продукта ты все еще выполняешь в нём роль дизайнера? Или делегировал полномочия?

У нас есть дизайнер. Как известно, один хороший дизайнер за 1 месяц работы обеспечивает работой команду программистов из 20 человек на полгода вперед. Потому нам хватает одного:) Большую часть дизайнерской работы я передал, но артдиректорствую, иногда что-то рисую руками, потому что мне это интересно.

Дизайнер Настя выросла с нами из тестировщиков. Меня приводит в восторг, когда подходишь к ней, критикуешь, говоришь, что надо иначе, потому что это слишком сложно. А потом приходит технический директор и доказывает, что она права, а я нет. В общем, она молодец.

Хантфлоу живет уже почти 4 года. Не возникало желания продать его, чтобы запустить что-то новое? Или внутри продукта тебе все еще хватает вызовов и горизонта идей?

В Хантфлоу и в рекрутинге есть миллион нерешенных задач. И я не болею предпринимательством. Если бы было всё то же самое в какой-то компании: бар в офисе, отсутствие тупых — меня всегда дико бесило, что я должен что-то доказывать тупым людям, — я был бы счастлив работать там дизайнером.

Понятно, что у предпринимательства свои приятности: Хантфлоу вышел в операционный ноль в апреле 2017 года, а сейчас наша программа — дико прибыльный продукт, и все это без инвесторов. Но снова запускать компанию с нуля — нет ни малейшего желания.

В одном из выступлений ты говорил, что важной мотивацией запуска Хантфлоу было «доказать вселенной, что дизайн важен», потому что часто в крупных компаниях о дизайне думают в последнюю очередь, считая, что он не влияет на продажи и конверсию. Как, по-твоему, доказал?

Абсолютно точно.

В ноябре мы полностью перестроили маркетинг и продажи, заменили всех людей. А до этого подавляющему большинству клиентов продукт мы продавали одним способом — приходили, открывали ноутбук и на живом проекте тыкали, мол, смотрите, вы нажимаете сюда — и магия. А в ответ: «А! Как классно. Вот вам деньги».

Кажется, что я утрирую, но три раза, когда я приезжал на встречу с будущими клиентами, демонстрация продукта заканчивалась аплодисментами. И это только благодаря дизайну продукта.

презентация Хантфлоу «Большой рекрутинг»